‘Черный лебедь’ — неизбежен ли его полет…

«Черный лебедь» стал метафорой: если что-то еще не произошло, то это не означает, что не произойдет и в будущем. Предупреждающие знаки. Войны и коалиции. ‘Мы будем укреплены и едины в наших усилиях…’ — Уинстон Черчилль

Лебеди могут быть только белыми

Гравюра «Черный лебедь земли Ван Димена» появилась в трактате участника экспедиции на остров ‘Земля Ван-Димена’ и в Западную Австралию в 1791–1794 годах, французского натуралиста Jacques-Julien Houtou de Labillardière /Voyage In Search Of La Pérouse, 1800 год/.

‘Земля Ван-Димена’ /Van Diemen’s Land/ — название острова, расположенного к югу от Австралии. Назвал его так в 1642 году Абель Тасман /Abel J. Tasman/, знаменитый мореплаватель, в честь генерал-губернатора Голландской Ост-Индии. В середине XIX века остров получил статус самоуправления и новое название — Тасмания.

Черный лебедь не случайно появился на страницах трактата. До определенного времени считалось, что черных лебедей не существует. Все лебеди — белые, потому что черных никто не видел, и в трактатах о прежних временах они не упоминаются.

Термин «черный лебедь» использовался для характеристики любого невозможного события, неосуществимого при любых обстоятельствах.

В 1697 году голландский исследователь Виллем де Вламинг впервые встретил лебедей с темным оперением в Австралии, стране, практически не исследованной в то время европейцами. Явление миру черного лебедя опровергло бытовавшие представления и «знания».

«Черный лебедь» стал метафорой: если что-то еще не произошло, то это не означает, что не произойдет и в будущем. Любые выводы и предположения не могут быть основаны только на том, что «так было раньше.»

«Черный лебедь»

Rara avis in terris, nigroque simillima cygno
Редкая птица на этой земле, более всего похожая на черного лебедя.

Римский поэт Ювенал /60–130 годы н.э./ — о том, что почти не встречается в обычной жизни.

В наше время термин «Черный лебедь» стал популярным после выхода в 2007 году книги Нассима Николаса Талеба /Nassim Nicholas Taleb/ «Черный лебедь: влияние крайне невероятного» / The Black Swan: The Impact of the Highly Improbable/.

Первая глава была опубликована в The New York Times в апреле 2007 года. Книга — о чрезвычайном влиянии редких и непредсказуемых событий, а также человеческой склонности ретроспективно находить упрощенные объяснения этих событий.

Одно-единственное наблюдение может сделать недействительным общее утверждение, полученное
из тысячелетних наблюдений за миллионами белых
лебедей. Все, что нужно, это один-единственный — первый встреченный — черный лебедь.

То, что мы называем здесь «Черным лебедем», — это событие со следующими тремя атрибутами.
Во-первых, ничто в прошлом не может убедительно указать на его появление.
Во-вторых, это событие оказывает крайне сильное воздействие.
В-третьих, несмотря на исключительность события, человеческая природа заставляет нас
придумывать объяснения его возникновения постфактум, «сделав» его объяснимым и предсказуемым.

Небольшое количество «Черных лебедей» объясняет практически все в нашем мире: от успеха идей и религий до динамики исторических событий и элементов нашей личной жизни.

— Nassim Nicholas Taleb

Профессор, экономист и писатель Талеб говорит о том, что люди, как правило, ограничены в своих представлениях о мире. Догматизм, высокомерие, предубеждение, эксперты — «шарлатаны с уравнениями или без них», учёные, уверенные в том, что еще не доказано, — все это не позволяет выйти за рамки того, что принято считать истиной.

Люди склонны искать доказательства, основанные на уже сформированных в прошлом убеждениях. Доказательства, противоречащие этим предубеждениям, как правило, игнорируются.

Это создает уязвимость при нежданных событиях, называемых «Черными лебедями», часто требующих для осознания изменения мировоззрения. «Черный лебедь» появляется, когда разрыв между тем, что мы знаем, и тем, что, как нам кажется, мы знаем, становится опасно большим.

События, связанные с «Черным лебедем», по-разному влияют на людей в зависимости от степени их доступа к информации о таких событиях: чем больше информации, тем меньше воздействие.

Талеб считает, что событиями «Черного лебедя» явились приход к власти Гитлера и последующая мировая война, стремительный распад советского блока, последствия подъема фундаментализма и 11 сентября 2001 года, ряд финансовых кризисов, большие разливы нефти, землетрясения и цунами, последствия распространения Интернета…

По мнению Талеба, «Черные лебеди» непредсказуемы и необходимо приспосабливаться к их существованию (а не пытаться их предсказать).

Всегда ли нежданно…

Исследования говорят о том, что события, назывемые «Черным лебедем» в определенной степени можно предсказать, и предлагают различные подходы (Murphy and Conner, 2012; Kenett, 2013; KPMG, 2013; Werther, 2013).

Неточная оценка рисков оставляет дверь открытой для «Черного лебедя», поэтому необходимо собирать как можно больше информации, тщательно ее анализировать и осознавать свои предубеждения.

Раннее выявление и предупреждение /Early Warning/ признаков того, что может произойти в будущем и активное управление полученными знаниями, поможет предотвратить или уменьшить радикальные последствия этих событий или, в крайних случаях, подготовиться к последствиям.

Почти все неудачи, даже катастрофические, на самом деле являются не «Черным лебедем», а серией неудач, которые сами по себе могут оказать негативное влияние на результаты, но в совокупности приводят к катастрофическому провалу.

Часто ранние предупреждающие знаки игнорируются, и в конечном итоге это приводит к материализации «Черного лебедя». И тогда уже поздно предпринимать какие-либо превентивные действия.

Прилет «Черного лебедя» обычно далеко не для всех является нежданным. Всегда есть люди, способные определить его прилет по ранним признакам. Но их, чаще всего, не хотят слушать и услышать.

Войны и коалиции

Достаточно часто мы возвращаемся к словам и делам премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. Не так много в истории личностей такого масштаба, способных предсказать грядущие события.

Вторая мировая война не была для Черчилля явлением «Черного лебедя».

«Политика умиротворения» Гитлера, проводившаяся в 1930-х годах, тесно связана с именем британского премьер-министра Невилла Чемберлена. В то время эта политика считалась прагматичной и была популярной, с ней связывали возможность избежать новой большой войны.

Одним из немногих, кто выступал против умиротворения Гитлера был Уинстон Черчилль.

Кажется, мы очень близки к безрадостному выбору между Войной и Позором. Я чувствую, что мы выберем Позор, а затем немного позже добавим Войну на еще более неблагоприятных условиях, чем сейчас.

Из письма Черчилля лорду Moyne

Мюнхенское соглашение Черчилль назвал «настоящей катастрофой», понимая, что любые договоры будут Гитлером нарушены.

..в гораздо большем масштабе повторилось то же самое нарушение любого подписанного договора и международного доверия, которое мы видели в Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии и которому сообщник и шакал Гитлера Муссолини так добросовестно подражал в случае с Грецией.

Все это не было для меня неожиданностью.
На самом деле я четко и точно предупредил Сталина о том, что грядет. Я предупредил его, как и раньше предупреждал других.

 — Уинстон Черчилль

Уже 3 мая 1940 года Черчилль впервые предстал перед Палатой Общин в качестве премьер-министра, предупредив участников о предстоящем нелегком пути: «Мне нечего предложить, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота».

Ставший премьер-министром Черчилль был готов пожертвовать ради победы на Гитлером любыми личными мнениями и сложившимися в обществе стереотипами — экономическими, социальными, этикетом и традициями.

Никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я, за последние двадцать пять лет. Я не откажусь ни от одного слова, которое я сказал об этом.

Но все это меркнет перед зрелищем, которое сейчас разворачивается… У нас есть только одна задача и одна единственная непреложная цель.

Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все остатки нацистского режима. От этого нас ничего не отвратит. Ничего.

 — Уинстон Черчилль

Любой, кто разделял эту цель, был союзником. «Большой союз» Великобритании, Соединенных Штатов и Советского Союза появился во многом благодаря инициативам и усилиям Уинстона Черчилля. 

21 августа 1941 года из военно-морской базы Скапа-Флоу в Шотландии отправился в Мурманск первый арктический конвой со снабжением.

В конце сентября 1941 года определены ежемесячные объемы поставок, включая самолеты, танки и все необходимое, что должны поставлять Великобритания и Соединенные Штаты.

Начались регулярные поставки тремя основными маршрутами: Арктические конвои, Персидский коридор, Тихоокеанский маршрут и двумя маршрутами дополнительными.

Поставлялись танки, самолеты, оружие и боеприпасы, транспортные средства, локомотивы и рельсы, строительные материалы, сборочные линии военного производства, продукты питания и одежда, авиационное топливо, масло, бензин, химикаты, алюминий и сталь, станки, полевые телефоны и провода…

Персидский коридор для антигитлеровской коалиции

Сохранение союза, сглаживание противоречий — главная забота Черчилля до окончательной победы над Гитлером.

Сложно представить публичные оценки боевых действий — например, «медленного наступления», или связи сроков наступления и дискуссий в области экономики — с дальнейшей поддержкой.

Не были распространены регулярные выступления и публикации в средствах массовой информации, рассказывающие о серьезных противоречиях между странами антигитлеровской коалиции.

Основной задачей Черчилля стала необходимость сохранять единство.
Все противоречия, споры и расчеты за поставки из США — после победы. Поставки вооружения и боеприпасов из Великобритании оплате не подлежали.

Так было тогда.

Первая полномасштабная война в достаточно развитую цифровую эпоху /digital age/ — захватническая, имперская война РФ против Украины.

И новая традиция — требования от Украины благодарности во время продолжающейся полномасштабной войны, постоянные публичные выступления — во всем наборе новых медиа — ряда политиков стран, входящих в нынешнюю коалицию по поставкам.

Выступления и публикации подробно рассказывают о любых противоречиях, о планах и не всегда позитивных намерениях. Разведке и пропаганде РФ даже не надо прилагать особых усилий…

Эти выступления, инфантильные и эгоцентричные, с желанием «показать себя», обусловлены предвыборными «играми», и совсем не похожи на позицию людей, осознающих реальную угрозу всему миру — со стороны группы тоталитарных режимов, формирующих свою коалицию.

Возвращаясь к «Черному лебедю»: в ряде случаев наиболее точными предсказателями будущих войн могут быть специалисты в области ментального здоровья.

Получившие власть хищники выдают за геополитические задачи и национальные интересы свое желание реализовать планы, порожденные собственными психологическими проблемами.

Как правило, эти люди — хищники…

‘Мы будем укреплены и едины в наших усилиях…’

Нобелевская премия по литературе 1953 года была присуждена сэру Уинстону Леонарду Спенсеру Черчиллю «за мастерство исторического и биографического описания, а также за блестящее ораторское искусство в защиту высоких человеческих ценностей».

Все сказанное Черчиллем 82 года назад более, чем актуально и сегодня.

Гитлер — чудовище злобное, ненасытное в своей жажде крови и грабежа. Не довольствуясь тем, что вся Европа находится под его пятой или же запугана и подчинена, он продолжает бойню и опустошения…

..Страшная военная машина, которую мы и весь остальной цивилизованный мир так глупо, так безвольно, так бесчувственно позволяли нацистским бандитам строить из года в год почти из ничего, — эта машина не может простаивать, иначе она заржавеет или развалится.

Она должна находиться в постоянном движении, перемалывая человеческие жизни и разрушая дома и права сотен миллионов людей…

..мы будем укреплены и едины в наших усилиях по спасению человечества от его тирании. Мы укрепимся, а не ослабеем в нашей решимости и в использовании наших ресурсов.

..Сейчас не время морализировать над глупостями стран и правительств, которые позволили разрушить себя одну за другой, вместо того, чтобы совместными действиями спасти себя и спасти мир от этой катастрофы…

..Мы будем сражаться с ним на суше; мы будем сражаться с ним на море; мы будем сражаться с ним в воздухе, пока с Божьей помощью не избавим землю от его тени и не освободим народы от его ига.

Уинстон Черчилль

Поделиться Статьёй

✴︎ Подкаст Журнала

Будем вам благодарны за подписку, лайки и комментарии на канале журнала в YouTube.