Картина немецкого художника Феликса Шлезингера (XIX — начало XX века), называется просто: «Трое детей кормят кроликов». И можно предположить, что дети станут взрослыми, способными к…

Чему? Эмпатии, сочувствию, сопереживанию, состраданию? Если мы посмотрим синонимы к каждому из этих слов, то так или иначе в их числе окажутся все остальные из этого ряда. Попробуем определить — синонимы ли, в чем разница.

И к чему может привести эмпатия, по мнению профессора психологии и когнитивистики Йельского университета Пола Блума (Paul Bloom. Brooks and Suzanne Ragen Professor of Psychology & Cognitive Science).

И согласимся ли мы с его мнением.

Эмпатия и сострадание

Слово эмпатия происхождения греческого (empatheia). Подразумевается под ним способность не просто понимать состояние внутреннего мира или эмоционального состояния другого человека, а способность сопереживать, практически ощущать тоже самое, что и этот человек — «я чувствую твою боль».

Наша задача — представить, как эта способность может отразиться на нашей жизни, поэтому в глубь теории не пойдем.

Отметим только, что существует модель эмпатии, названная «восприятие-действие» perception-action model, PAM — которая утверждает, что эмпатия является результатом автоматической активации соответствующих представлений в сознании человека, когда он обращает внимание на эмоциональное состояние другого человека.

«Зеркально» возбуждаются те же отделы мозга — как если бы он чувствовал или действовал сам, как будто это происходит в его жизни.

Книга профессора Блума называется Against Empathy: The Case for Rational Compassion — «Против эмпатии: аргументы в пользу рационального сострадания.»

С английского эмпатия переводится как сочувствие, сопереживание; compassion — как сострадание. Есть еще варианты, но чтобы не запутаться, так и определим основную идею автора: эмпатия vs рациональное (и деятельное) сострадание.

«Нет ничего более далекого от истины», — утверждает Пол Блум, когда речь идет о способности переживать страдания других людей, как о высшем источнике добра. Многие ученые, политики, философы, общественные деятели считают, что единственная проблема с эмпатией состоит в том, что нам ее не хватает.

Профессор Блум, казалось бы, парадоксально, утверждает, что эмпатия является одним из ведущих мотиваторов неравенства и безнравственности в обществе.

И что некоторые из худших решений, принимаемых отдельными людьми и странами часто мотивированы честными, но неуместными чувствами.
Эмпатия, по его мнению, способна искажать суждения, без нее решения были бы более ясными, справедливыми и, в конечном итоге, более нравственными.

Эмпатия побуждает сосредоточиться на ситуации, проблеме отдельного человека, нередко за счет многих; мы можем быть потрясены тяжелым положением одного, но равнодушны к тысячам безликих для нас и предотвратимых смертей.

Эмпатию можно использовать — что и делается — для возбуждения эмоциональной, а не рациональной реакции; чувство боли по отношению к другому может вызвать реакцию чрезмерную, порой — призвать к насилию.

Изображения и истории о бедственном положении конкретного человека, часто используются для оправдания войны или разжигания «нужных» настроений. Эмпатия может быть близорукой и предвзятой.

Эмпатия, по мнению П.Блума, не только не помогает нам улучшить жизнь других, но и является капризным и иррациональным чувством. Это чувство сбивает нас с толку и, по иронии судьбы, часто приводит к жестокости и агрессии; выгоранию и истощению.

Эмпатии профессор Блум противопоставляет рациональное и деятельное сострадание. Отличается от эмпатии своей нейронной реализацией и поведенческими последствиями, являясь лучшим стимулом к ​​нравственным действиям в мире, в котором мы живем.

То есть, лучше не переживать те же чувства, часто мешающие увидеть решение задачи, заставляющие терять силы и время, а искать выход. И делать это спокойно, деятельно, заботливо и с большим желанием оказать помощь.

Тогда помощь эта будет гораздо более эффективнойи помочь удастся и отдельному человеку, и многим другим людям.

Оставим в стороне две грани эмпатии — когнитивную и аффективную. Большинство людей не может произвольно «отключать» у себя те или иные эмоции и чувства. Не может не сопереживать. Эмпатия — или есть, или ее нет.

И на самом деле, Блум понимает, что совсем без эмпатии жить невозможно. Но полемика помогает понять: сопереживая и принимая решения, надо стараться избегать решений неверных.

Знать о такой возможности — значит пытаться контролировать свои слова, решения, поступки. А контролировать бывает необходимо…

Темная Триада

А вот и антоним. Если суммировать и «упаковать» различные определения, то жестокость проявляется отсутствием гуманных чувств и cклонностью причинять боль или страдание; безразличием к чьим-либо чувствам или эмоциям; поведением, которое наносит физический или психический вред другому — умышленно или нет.

В 2002 году канадские ученые Delroy L. Paulhus и Kevin M. Williams из университета Британской Колумбии обратили внимание на три различные, но пересекающиеся личностные характеристики:

Нарциссизм — самовлюбленность, эгоизм, тщеславие.
Макиавеллизм — хладнокровное манипулирование другими людьми, их чувствами и судьбами.
Субклиническая психопатия — бесчувственность, невосприимчивость и отсутствие эмпатии — вплоть до «расчеловечивания» других людей, по тем или иным их признакам.

1.Очень распространенное явление. А если еще телевизор включить..
2.Что поделать — имя флорентийского философа, дипломата и писателя Никколо Макиавелли стало нарицательным.
Написать одно из наиболее известных произведений его побудила деятельность герцога Чезаре Борджиа. В оригинале трактат называется «De Principatibus», на итальянском «Il Principe» — «Принц», на русском издавался под названиями «Государь», «Князь» и «Правитель».
Во всем мире политики и не только они — читают, а некоторые строят карьеры, следуя принципам наследника Дома Борджиа, изложенным Макиавелли.
3.Достаточно желания или «политической воли»- и целеуказания. И «признаки» эти обязательно найдутся.

Три эти личностные характеристики ученые объединили в «Темную Триаду»
(Dark Тriad), расположенную в основании многих проявлений жестокости. Дальнейшее изучение Триады привело к такому понятию, как свойственный этим личностям «повседневный садизм».

По мнению Delroy L. Paulhus, Триада имеет непосредственное отношение к интернет-троллям: «они являются интернет-версией обычных садистов, потому что проводят время в поисках людей, которым причиняют боль».

Главная мотивация их повседневного садизма — удовольствие от этой боли.

Не ведитесь! Проводятся сотни исследований и дискуссий на тему Темной Триады, однако ясно одно: необходима осторожность при встрече, тем более знакомстве, тем более достаточно близком — с личностями, обладающими чертами характера, составившими Триаду.

Остается утопически пожелать нам всем избавления от жестокости всех видов — в отношениях между людьми; в отношении государства — таких же людей, но «получивших полномочия»- к каждому отдельному человеку; в отношениях между конкурентами деловыми и политическими, в отношениях между странами.

Добрые пожелания..

..приносят радость и безусловную пользу не только тем, кому они адресованы. Исследования показали: даже мысленное распространение — extending loving-kindness — «любящей доброты» — положительно влияет на тех, кто желает другим добра.

По словам авторов исследования, таким людям свойственны положительные эмоции, радость, спокойствие, теплые чувства от пожеланий счастья кому-либо, в том числе совсем незнакомому человеку.

И наоборот, конкурентное мышление, зависть, ревность, гнев — тесно связаны со стрессом, тревогой, депрессией и разрушительно воздействуют на чувство благополучия.

Добрые пожелания — это попытка внести свой посильный вклад в счастливое будущее других людей.

И поскольку речь зашла о пожеланиях: Non est census supersalutis corporis – нет ничего ценнее здоровья. Здоровья всем. Берегите себя.