Военная медицина

У военной медицины появляется все больше возможностей, сил и средств для эвакуации, оказания всех видов помощи и реабилитации. Принятый много веков назад военной медициной подход кардинально уменьшил число безвозвратных потерь, а военные медики — всех звеньев медицинской службы и во всех армиях мира — пользовались и пользуются заслуженным уважением, на них надеются, им доверяют.

Cтатья посвящается всем, кто на различных лечебно-эвакуационных этапах спасает жизнь и восстанавливает здоровье.

От помощи на поле боя до специализированной врачебной помощи, про которую уже не скажешь, что оказывается она в тылу, в современной войне тыл — очень условное понятие.

Военные медики действуют в условиях экстремальных на всех лечебно-эвакуационных этапах, а на приближенных к полю боя участках, тем более на самом поле боя — с постоянным риском для собственной жизни.

Военная медицина

У военной медицины большая история. В армиях древнего мира наиболее развитой была военная медицина римских легионов. Санитары, которые назывались immunes /«иммунными»/ начинали оказание помощи на передовой. Легионеров также учили оказывать помощь друг другу.

В каждом легионе существовала система сбора раненых, которых эвакуировали по хорошо организованным цепям поддержки и логистики в заранее организованные полевые лагеря.

В этих лагерях созданы условия для оказания дальнейшей медицинской помощи, причем римляне владели более сложными методами лечения ран, чем кто-либо до того времени.

Фактически, это одна из первых продуманных систем лечебно-эвакуационных мероприятий, применяемых сегодня — в различных модификациях — во всех армиях мира.

После римлян военная медицина развивалась усилиями отдельных врачей, одним из которых в XVI веке был французский врач, один из самых выдающихся хирургов европейского Возрождения, Амбруаз Паре /Ambroise Paré/.

Некоторые историки медицины считают Паре отцом современной хирургии. В 1537 году Паре становится армейским хирургом и к 1552 году приобретает такую популярность, что становится хирургом короля; служит четырем французским монархам: Генриху II, Франциску II, Карлу IX и Генриху III.

До Паре хирурги-цирюльники считали, что при любом хирургическом вмешательстве пациент не может не испытывать сильнейшую боль — до потери сознания.

Огнестрельные ранения в то время обрабатывали кипящим маслом, поскольку считалось, что такие раны заражены и необходима их «детоксикация». С этого начинал и Паре, а затем попробовал применить смесь яичного желтка, розового масла и скипидара.

Оказалось, что раны, обработанные этой смесью, заживали лучше, и раненые избавлены от обычных при использования кипящего масла «лихорадки, сильной боли и отеков по краям ран».

Увидев пользу в отходе от канонов, Паре продолжил идти своим путем, предлагая использовать для остановки кровотечения лигатуры вместо прижигания артерий горячим утюгом при ампутациях, разрабатывая методику лечения проникающих ранений грудной клетки; создавая новые хирургические инструменты.

Переход от академической традиции письма на латыни к письму на французском позволил Паре передавать личный опыт в трактатах, ясных и доступных его коллегам, — например, в трактате «Способ лечения ран, нанесенных аркебузами и другим огнестрельным оружием» /La Méthod de traicter les playes faites par les arquebuses et aultres bastons à feu, 1545 год /.

Паре делал акцент на методах, которые сводят к минимуму ущерб, причиняемый тканям пациента, развивал щадящие подходы, причиняющие минимально возможные страдания.

Есть пять обязанностей хирургии: удалить лишнее, восстановить смещенное, разделить сросшееся, воссоединить разделенное и исправить дефекты природы.

Амбруаз Паре, хирург

В XVIII веке стали появляться учебники военной медицины, в 1718 году Жан Луи Пети /Jean Louis Petit/ представил турникет — жгут для остановки кровотечений.

Доминик Жан Ларрей /Dominique Jean Larrey/, главный хирург французской армии с 1797 по 1815 год, разработал критерии сортировки раненых.

Хирург Ларрей также предложил использовать на поле боя «скорую помощь» — конные повозки, которые могли быстро передвигаться для эвакуации раненых. Бригады состояли из санитаров и носильщиков.

Первичную помощь начинали оказывать на поле боя, а полевые госпитали стали располагать в нескольких километрах от полей сражений.

Организационные принципы военной медицины римских легионов подтвердили свою универсальность на новом этапе развития — с новыми знаниями и методами оказания помощи.

Во время Мексикано-американской войны в конце 1840-х годов и Крымской войны в середине 1850-х годов начали применять в полевых условиях общую анестезию.

В 1880 году хирург Джозеф Сэмпсон Гэмджи /Joseph Sampson Gamgee, Queen’s Hospital in Birmingham/ — один из основоположников асептической хирургии — предложил для лечения ран Gamgee Tissue, хирургическую впитывающую повязку из ваты и марли, которая могла обрабатываться йодом или фенолом.

Развитие различных модификаций перевязочных материалов стало важным этапом в лечении ран всех типов.

На тот же XIX век пришлась деятельность Н.И. Пирогова, известного не только созданием атласа по топографической анатомии в 4 томах /1852 -1854/, работой «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций» /1882/ и множеством других научных трудов.

Военный хирург Пирогов начал применять общую анестезию в полевых условиях в 1850-х годах, развивал сберегательную тактику лечения ранений конечностей, внес большой вклад в развитие военно-полевой хирургии.

Двадцать лет жизни /1861–1881/ Пирогов провел в Виннице, в усадьбе «Вишня», где продолжал прием пациентов и занятия наукой. На территории усадьбы открыт мемориальный музей Н.И. Пирогова.

Пирогов называл происходящее на поле боя — ранения, травмы, контузии — травматической эпидемией и считал, что справиться с этой эпидемией можно только при правильной организации, в том числе оперативной и верной сортировке раненых:

Без распорядительности и правильной администрации, нет пользы от большого числа лекарей, а если их к тому же мало, то большая часть раненых останется вовсе без помощи.

Военная медицина постоянно развивается. К 1914 году среди методов диагностики появляется рентгенография. Летальность после ампутации, составлявшая 25% во время Гражданской войны в США составила 5% во время Первой мировой войны.

В военной медицине стало развиваться профилактическое направление, поскольку заболевший солдат выводится из боевого состава так же как и раненый. В Гражданскую войну в США от болезней погибло в два раза больше солдат, чем в боях. С развитием профилактики летальность от болезней снизилась даже больше, чем летальность от ранений, полученных в результате боевых действий.

За годы между двумя мировыми войнами и во время Второй мировой войны многие достижения медицины стали достижениям и медицины военной: переливание крови и плазмы, широкое использование внутривенных жидкостей, антибактериальные препараты /пенициллин и сульфаниламид/, эндотрахеальная интубация, торакальная и сосудистая хирургия, лечение термических повреждений.

Пластическая хирургия получила большой импульс к развитию во время Первой мировой войны и продолжала развиваться до, во время и после Второй мировой войны.

Появились определения и способы коррекции боевого стресса /Combat stress/, известного также как боевая усталость /Combat fatigue/, и более длительного и более сложного посттравматического стрессового расстройства /PTSD или ПТСР/, при развитии которого требуется нередко длительная помощь специалистов.

С течением времени, войнами, опытом, развитием, у военной медицины появляется все больше возможностей, сил и средств для эвакуации, оказания всех видов помощи и реабилитации при ранениях, травмах, контузиях, ментальных проблемах.

Однако одно остается неизменным: военная медицина, все ее разделы и на всех этапах определяют очередность и объем всех видов медицинской помощи по единому критерию характеру ранения, травмы, контузии, следствием которых являются состояние, течение, прогноз.

В отличие от гражданского здравоохранения, в котором с критериями все сложнее, но об этом — в следующих публикациях.

Принятый много веков назад военной медициной подход кардинально уменьшил число безвозвратных потерь, а военные медики — всех звеньев медицинской службы и во всех армиях мира — пользовались и пользуются заслуженным уважением, на них надеются, им доверяют.

Так было, так есть, так будет.


Поделиться Статьёй