Три каменщика ответили на вопрос о роде своих занятий.
Первый: «Отесываю камень»..
Второй: «Зарабатываю на хлеб»..
Третий: «Я строю Шартрский Собор»..

Соборы и Любовь

Да, все верно, это еще не Шартрский Собор. На картине Франсуа-Мари Firmin-Girard изображен Нотр-Дам де Пари. Так Собор Парижской Богоматери выглядел на рубеже XIX-XX веков, и до печальных событий последнего времени оставалось больше века. Упомянутый в притче Нотр-Дам де Шартр, или Шартрский Собор Богоматери находится в 90 км от Парижа‫.

Почему Нотр — Дам де Пари? Недавние события напомнили о том, что 16 марта 1831 года был опубликован роман Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери». Роман вызвал всеобщую любовь к себе, а затем к фильмам, спектаклям, мюзиклам и балетам по его мотивам.

В романе много любви. И страданий. Любят и страдают все: Квазимодо, Эсмеральда, Пьер Гренгуар, Клод Фролло, Флёр-де-Лис де Гонделорье, Феб де Шатопер.. И главная роль в этой драме у Cathédrale Notre-Dame de Paris.

В знаменитом фильме 1956 года режиссера Жана Деланнуа несколько иное, чем в романе, окончание, и последние слова Эсмеральды, раненной стрелой при штурме Собора: «Жизнь прекрасна». В романе все заканчивается более сурово, не столь романтично и красиво.

Виктор Гюго не щадил эмоциональную сферу своих читателей. И правильно, цель настоящего искусства — пробуждать через переживания добрые чувства, в надежде пробудить добрые мысли, а там и до поступков рукой подать.

С появлением романа, Нотр-Дам де Пари стал символом трагических событий, которых на самом деле не было. Но были другие, не менее драматичные, не могли не быть.

Кстати, о символах. Exegi monumentum: «я воздвиг памятник», сообщил поэт из Древнего Рима Гораций в своей Оде. Слова эти стали эпиграфом к стихотворению великого поэта, воздвигшего cебе «памятник нерукотворный»:

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

А.С. Пушкин

Соборы и Масоны

Шартрский Собор. Картина французского  художника XVIII века Жана-Батиста Камиля Коро.
Cathédrale Notre-Dame de Chartres

Вот и Cathédrale Notre-Dame de Chartres, Шартрский Собор. Картина французского художника XVIII века Жана-Батиста Камиля Коро. Вполне возможно, что на нем изображен тот самый вольный каменотес-философ.

Вольный, потому что мыслит широко и свободно. И вполне возможно, он входит в международную гильдию вольных каменщиков, строивших Соборы по всей Европе.

Это та самая гильдия, которая превратилась в знаменитый и таинственный орден в начале XVIII века — после появления в Англии первой Великой ложи. Да, это те самые franc-maçon — масоны, вокруг которых столько легенд, слухов и прочих домыслов.

Есть несколько теорий об истоках ордена, однако монах-философ Уильям из Оккама не советовал множить сущности без необходимости, и если «вольный каменщик» — буквальный перевод с французского, то истоки — в гильдии камещиков.

Отесывать камни, складывать из них стены соборов — работа тяжелая. В гильдии каменщиков состояли только мужчины, затем правила приема в гильдию стали традицией масонских лож. Есть и иные причины «неприема» женщин в масоны, связанные с общим укладом жизни в давние времена.

Масонские ландмарки — принципы, объявленные древними и неизменными. Однако, с течением времени стали появляться и «неклассические» — смешанные и женские — масонские ложи. Занимаются масоны благотворительностью, просвещением, поиском смыслов, во-всяком случае — не заговорами и управлением миром.

В притче о вольном каменщике также могла быть упомянута La Sagrada Familia в Барселоне, или Cофийский, или Кельнский, или Исаакиевский Собор. И вообще притча эта не только о Соборах — речь в ней о Magnum Opus.

Magnum Opus — великая работа

Так латынь, со свойственной ей лаконичностью, характеризовала поиски lapis philosophorum, философского камня, магистерия. Затем так стали называть очень важную работу, придающую особый смысл определенному периоду в жизни, или всей жизни.

Великая работа — это известная всем или известная очень немногим, но очень необходимая для кого-то деятельность. Которая может стать лучшим, великим, самым важным делом — если есть цель, желание, вера, надежда, если есть любовь.

Если всего этого нет, то ex nihilo nihil fit (лат.) из ничего и выйдет ничего. У.Шекспир передал это послание через короля Лира на английском, римский поэт-философ Лукреций — на латыни, философ Парменид — на греческом. Все они отмечали великую движущую роль мотивации.

Сейчас мы не будем вспоминать виды и теории мотивации, Дэвида К. МакКлелланда (David Clarence McClelland ) и его Theory of Needs — достижение, принадлежность, власть.

Остановимся на том, что мотивация — это движущая сила, устойчивое желание действовать ради достижения цели.

И не имеет значения, важна ли цель для всего человечества, для нескольких людей, для одного человека.

Если есть цель и твердо знаешь, что ее достижение — это твоя Magnum Opus, если есть уверенность, что строишь свой «Шартрский Собор» — значит ты его строишь.