Представим и вспомним

Представим. Пациент ждет, когда консилиум специалистов определится с диагнозом и тактикой лечения его — пациента — заболевания. Приглашают.
В кабинете несколько человек, двое из них врачи, остальные — политики, журналисты, политтехнологи, писатели, актеры..

Все они активно спорят между собой по поводу симптомов и результатов обследования, предложив затем пациенту поставить себе диагноз и назначить лечение. Теперь сами — вы уже все видели и слышали.. А если непонятно, приходите завтра. У нас будут другие политики, журналисты, писатели, а также, возможно, врачи — попробуем еще раз..

Вспомним эту сборную СМИ-солянку весеннего периода пандемии COVID-19: паника – необходимость – истерия – ответственность – не опасней ОРЗ – легкий грипп – опасней – чудесный — летальность – надо – не надо – только пожилые – не только – все равно бы умерли – еще бы жили — эмоции — цифры – крики — графики – больше – меньше…

Ошибка Наблюдателя

Поскольку речь у нас о пандемии, то определение — что такое OBSERVER VARIATION ERROR или ОШИБКА НАБЛЮДАТЕЛЯ — мы возьмем из Эпидемиологического Словаря, A Dictionary of Epidemiology, под редакцией известного канадского ученого Джона М.Ласта (John Murray Last).

«OBSERVER VARIATION (ERROR) — ОШИБКА НАБЛЮДАТЕЛЯ. Изменчивость результатов или ошибка, вызванные неспособностью наблюдателя (исследователя) точно измерить или распознать явление. Ошибки наблюдателя подрывают веру в достоверность науки всякий раз, когда они появляются.

Сэр Томас Браун (Sir Thomas Browne) в своей книге Pseudodoxia Epidemica (1646), с подзаголовком «Исследование многих общепринятых положений и предполагаемых истин», выявляет несколько источников ошибок: «общая немощь человеческой натуры, склонность людей к ошибкам, неправильные представления, заблуждения или ложные выводы, доверчивость, упрямая приверженность мнению авторитетов, самомнение, тщеславие, старания Сатаны».

В «Эпидемиологическом Словаре» далее следует вывод о естественности ошибок наблюдателя в научной деятельности, и ученые экспериментируя, дискутируя, публикуя множество результатов исследований, долгим и сложным путем эти ошибки стремятся исправить.

Картина художника Корнелиса Троста «The Mathematicians or the Young Lady Who Fled: The Dispute between Doctors Raasbollius and Urinaal» отображает диспут о механизме движения планет, проводимый двумя математиками в присутствии еще нескольких участников. Прошло время от сожжения на костре Джордано Бруно, защищавшего гелиоцентрическую систему Коперника; от отречения Галилео Галилея..

И мы верим, что сказал Галилей: «E pur si muove!» — «И все-таки она вертится!», и будем в это верить, но у нас речь не совсем о науке. Вернее, не о науке совсем.

Сэр Томас Браун назвал свой труд Pseudodoxia Epidemica. Слово Pseudodoxia происходит от греческих слов pseudos — ложно, и doxa — мнение. Буквальное значение греческого слова эпидемия — «среди народа», переносное значение — «повальная болезнь».

Мы не о науке. Мы о том, что когда одни наблюдатели смотрят на других наблюдателей, ошибающихся по причине «..самомнения, тщеславия.. «, и делают выводы по причине «..доверчивости и.. приверженности мнению авторитетов» — цена ошибки увеличивается в невероятной прогрессии….

Корона-шоу

Кликбейт-заголовки («привлечь внимание любой ценой»), превращение любой темы в «шоу» — в основе работы большинства современных СМИ. И «печатные издания», перемещающиеся в интернет, и социальные сети — все внесли свой вклад в глобальное шоу, о котором пойдет речь.

Однако, телевидение — эфирное, кабельное, интернет — остается эффективным инструментом “информационной политики», в любой стране оказывая существенное влияние на формирование мыслей, слов и поступков, на общественное мнение и поведение.

Английскому поэту, философу и священнику Джорджу Херберту (XVII век) принадлежит фраза: «Hell is full of good meanings and wishing’s» – Ад наполнен добрыми намерениями и желаниями.

Можно, конечно, предположить, что у создателей многих телешоу добрые намерения, но сложно переоценить вклад СМИ в распространение пандемии.
Не распространение информации о пандемии, а распространение собственно заболевания — COVID-19.

Что важнее всего для создателей любых шоу?
Рейтинги и связанные с ними поступления от рекламы.
На что делается ставка?
Зрелищность, конфликты, споры, столкновения, эпатажность.
Позиции участников известны, подбираются они исходя из интересов, задач, намерений создателей программ. В том числе намерений ведущих-шоуменов, у которых нередко возникает «головокружение от успехов» и, как следствие, гипертрофированная самооценка.

Если это шоу на темы «светские» или политические, то и ладно — все темы давно известны, все точки зрения устоялись..
Но то, что происходило на корона-шоу — за гранью здравого смысла. «Восполняя» недостаток информации, зрителей стали заливать потоком информации противоречивой и недостоверной.

Периодически появляющиеся на таких шоу настоящие ученые и врачи обычно очень сдержанны в оценках — многое еще не изучено, не понятно, будем осторожны в прогнозах и вообще осторожны.

В отличие от них, шоумены-ведущие и шоумены от медицины, а также иные соучастники — политтехнологи, литераторы, общественные деятели и кто угодно, кто решил в одночасье стать еще и эпидемиологом, вирусологом и реаниматологом — не отвечающие ничем за свои утверждения и прогнозы, эмоционально доказывали нечто, о чем не имели ни малейшего понятия.

С экранов рассказывали про совсем неопасный и даже чудесный вирус, про «сезонный грипп«, про панику без малейшего поводасоздавая видимость научного подхода и дезориентируя зрителей. Как можно брать на себя такую ответственность? А ее нет.

Как можно говорить про «легкий грипп», зная, что грипп вызывается ортомиксовирусами, а COVID-19 — новым коронавирусом, и два обнаруженных до него в XXI веке коронавируса (всего их семь) вызывают очень тяжелые заболевания — SARS и MERS? А вот так.

Как можно все это говорить с экрана, если уже появились публикации о клинических проявлениях тяжелого течения COVID-19: острый респираторный дистресс синдром (ARDS)септический шок, диссеминированное внутрисосудистое свертывание, полиорганная недостаточность; статистика тяжелых и крайне тяжелых форм течения болезни (по данным ВОЗ), расчеты и прогнозы летальности..

Еще ничего не известно окончательно — все осложнения, отдаленные последствия… Как можно столь легкомысленно что-то утверждать?
Оказалось, можно.

А как же классическое, навсегда запоминаемое Primum non nocere, seu noli nocere, seu cave ne laedas: прежде всего – не навреди, или опасайся, чтобы не навредить? А никак.

В марте мы сделали свой расчет сase fatality rate (ratio) — CFR – коэффициента или уровня летальности при COVID-19, пользуясь различными источниками, затем нашли CFR (источники есть в статье) при пандемиях гриппа, начиная с «испанки», а также при сезонном гриппе. И сравнили.

И если до сих пор можно услышать, что «летальность при СOVID-19 примерно равна летальности при гриппе», то люди это транслирующие «не ведают, что творят». Разница очень большая.

Когда сравнивают миллион погибших при Гонконгском гриппе (CFR=0.2-0.5) с миллионом погибших при СOVID-19, то не обращают внимания на то, что эта пандемия еще не завершилась, и что Гонконгским гриппом переболело около 500 миллионов человек.

На сегодняшний день, 1.53 М погибших приходится на 67.07 М подтвержденных случаев COVID-19. Можно рассчитать сегодняшний CFR и подумать, что может случиться, если число заболевших COVID-19 будет равным числу заболевших при той пандемии.

Высокая вирулентность, высокий процент характерных для экстремальных состояний осложнений, намного более высокая, чем у гриппа летальность..
А в погоне за зрелищностью на шоу приглашаются персонажи, готовые «с развязностью совершенно невыносимой подавать какие-то советы космического масштаба…», толком не понимая предмета обсуждения.

А звучащие на этих шоу слова о том, что “умирают только те, кому положено” – вообще за гранью медицинской деонтологии и sensus communis.

Уже стало понятно, что с такими потерями — за столь короткий срок — среди врачей и медицинских сестер, в том числе потерями безвозвратными, медицинское сообщество давно не встречалось. И термин этот — потери, характерный для военной медицины, видится очень уместным.

И рассказы работающих в практической медицине, нередко десятилетиями, врачей и сестер из разных стран о том, что ни с чем подобным они ранее не встречались, доказывают больше, чем даже статистика, порой достаточно лукавая..

А зрителей все убаюкивали и радовали — «зачем пугать» взрослых людей, ответственных за жизнь свою и жизни близких. Заболеют — поймут.. И зрители делали выводы — проще и удобнее принять точку зрения тех, кто говорит нечто приятное и успокаивающее.

Знания того, что нет вакцины и этиотропной терапии было достаточно, чтобы дружно, последовательно и ответственно призвать к осторожности и следованию ограничениям. 

Но зачем-то “успокаивали”, устраивали шумные «дискуссии», увеличивая число в COVID-19 не верящих, ограничений не признающих, а также не знающих – кому им верить и что им делать.

Как реагирует человек, который не только не уверен в необходимости делать то, что его делать заставляют, а уверен в обратном? Сопротивляется. Выбор уже сделан.

Так чего можно ждать от людей, которых уже убедили в том, что вирус не опасен, что ограничения, маски, соблюдение дистанции — запредельно тяжкое испытание; а нахождение в одном помещении с собственной семьей — при работающем водоснабжении, электричестве, средствах связи, отсутствии проблем с едой — это катастрофа, которая влечет за собой тяжелые психологические последствия.

Зрителей корона-шоу и читателей различных изданий настойчиво убеждали в том, что меры профилактики опаснее заболевания. И убедили. Поэтому, когда поддерживаемые силовыми методами ограничения сняли, все о них забыли.

И все вместе все лето готовили осенний этап пандемии.

Непоследовательности в словах и действиях сделали свое дело: “не верящих в пандемию”, не желающих соблюдать меры предосторожности не становится меньше. Скорее, наоборот, и это результат множественных ошибок в том, что называется информационной политикой.

Sir Thomas Browne очень точно все подметил: «..самомнение, тщеславие.. » и «..доверчивость и.. приверженность мнению авторитетов..»

Cистематическая ошибка наблюдателя — per se.

Когнитивный диссонанс

И снова когнитивный диссонанс — ранее мы к этой теме обращались. Напомним, что концепция разработана в 1950-х годах американским психологом Леоном Фестингером (Leon Festinger), и что «когнитивный диссонанс, психический конфликт, возникающий, когда убеждения или предположения противоречат вновь поступившей информации.

Беспокойство или напряжение, которое вызывает у людей этот конфликт, снимается одним из нескольких защитных приемов: они отвергают, отговариваются или избегают новой информации; убеждают себя, что никакого конфликта на самом деле не существует; пытаются примирить различия; или прибегают к любым другим защитным средствам сохранения стабильности или порядка в своих представлениях о мире и о себе.» (Britannica).

Тема когнитивного диссонанса при пандемии поднимается и в статье The Role of Cognitive Dissonance in the Pandemic. Авторы, социальные психологи, анализируют влияние противоречивых взглядов, нестойких убеждений на поведение и то, как люди реагируют на пандемию COVID-19.

Отмечается, что противоречия формируют мотивационный механизм, который лежит в основе нежелания признавать ошибки или принимать научные открытия. Например, нежелание носить маски или практиковать социальное дистанцирование, хотя ученые обнаружили, что эти действия эффективны для замедления распространения COVID-19.

Когда человек принимает решение, например решение не носить маску, он начинает оправдывать свой выбор и отвергать альтернативы. «Вскоре любая двойственность, которую могла появиться во время первоначального решения, превратится в уверенность», — пишут авторы.

«По мере того, как люди оправдывают каждый шаг, сделанный после первоначального решения, им будет труднее признать свою ошибку с самого начала. Особенно, когда конечный результат окажется обреченным на провал, ошибочным или вредным».

Авторы утверждают, что несмотря на сложность, изменить свое мнение возможно. Это требует принятия новой информации и изменения прежних решений, когда неизбежно появляются новые научные данные о новом вирусе.

«Этот неприятный, загадочный вирус потребует от нас всех изменять свое мнение по мере того, как ученые будут накапливать все больше знаний, и нам, возможно, придется отказаться от некоторых привычек и убеждений, в которых мы теперь уверены»,

Разные весы

Одну и ту же информацию разные люди воспринимают по-разному, взвешивают на разных весах. Не кто-то лучше или хуже, просто по-разному. Хорошо понятно, что происходит сейчас в реаниматологических отделениях, что видят и чувствуют врачи и сестры.

Все это не объяснить, необходим личный опыт, когда огромные усилия и со стороны пациента – выжить, и со стороны тех, кто пытается ему в этом помочь..
И если потом  — опустевшая реанимационная койка и необходимость сообщать родственникам, то.. Когда все очень конкретно, глаза в глаза с пациентом, с родственниками – все воспринимается по-другому, не в глобальном масштабе.

И противопоставления совсем иные. Ограничения vs acute respiratory distress syndrome, социальная дистанция vs диссеминированное внутрисосудистое свертывание, маски vs септический шок, и т.д…

А мировая проблема – в когнитивном диссонансе, вызванном «дискуссиями» в СМИ. Не все читают медицинские журналы и реально понимают, что происходит. Нет понимания — нет мотивации.

Вот представим – война. На город летят бомбы и снаряды. Никто не знает – в кого попадут, кого ранят. Тяжело или нет. Выживет или нет. Многих не заденут, их в этом уверили. И призыв укрыться воспринимается как посягательство на свободу..

Психологические травмы – от того же диссонанса, вызванного деструктивной информационной политикой, дезориентирующей, не объясняющей четко — что на весах.

Экономика – да, тяжело, но все зависит от приоритетов правительства. Любого. Непоследовательность, шараханье из стороны в сторону, только усугубляет ситуацию. Мы уже упоминали ранее: за решения политиков всегда платят другие люди – своими налогами, доходами, здоровьем, жизнью.. Как повезет.

Так во всех странах, редкие исключения правила этого не меняют. Не исключение и пандемия COVID-19.

Сначала потеря времени, деструктивное информирование, потом – авральные, плохо подготовленные и непоследовательные ограничительные меры, резкая их отмена, — и второй круг.. Закрываем-открываем-закрываем…

Что-то из этого определяется недостатком знаний и непониманием того, что будет дальше; что-то – зависит исключительно от текущих и последующих задач и планов самих политических деятелей. Рейтинги, выборы, популярность..

С одной стороны, понятное противодействие людей ограничительным мерам: экономические проблемы, закрытие предприятий, падение уровня жизни..
С другой, опасность запредельной нагрузки на медицину, со всеми вытекающими последствиями..

Ко всему можно подойти глобально и с позиций фатализма — кому суждено..

Но тяжелая дыхательная недостаточность – это очень индивидуально и очень мучительно..

Post Scriptum

Мы начали публикации на тему пандемии COVID-19 в феврале, пытаясь по мере возможностей привлечь внимание к опасности и непредсказуемости нового коронавируса.

Публиковали материалы ВОЗ; собственные расчеты: Пандемия, коронавирус и королева всех наук; отвечали «отрицателям»: Дышать: нелегкая задача для пораженных легких; говорили о необходимости пройти между крайностями — паникой и отрицанием: Оставайтесь дома: поговорим об этом по- взрослому; призывали к осторожности в «благополучном» июне: Пандемия, цугцванг и «Искусство войны»; публиковали статью с прогнозом от журнала Nature:
“Времена не выбирают..” – можно выбрать образ жизни..

В письмах и комментариях этого периода нередки упреки — в работе на правительство (видимо, мировое), ангажированность и тому подобное..
Однако, практика.. Не все философы считают универсальным критерием истины практику, однако практика показала — осенний и зимний период пандемии может быть еще опасней весеннего.

Сегодня многое остается непонятным, все расчеты и прогнозы относительны, умозрительны, и начинаются со слова “если…”

Берегите себя, своих близких, знакомых. И незнакомых тоже. И если они все будут беречь вас, то пандемия закончится.

Раньше или позже, но появится вакцина с безопасностью и эффективностью, подтвержденными рандомизированными контролируемыми испытаниями; постоянно исследуются препараты, потенциально эффективные для этиопатогенетической терапии..

Надо выиграть время. «Если не я для себя, кто для меня? Если я (только) для себя, что я? Если не теперь, когда же?» (Гилель).

Пандемия – война против человечества, вспомним еще раз трактат Сунь Цзы «Искусство войны».

Правило ведения войны заключается в том, чтобы не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невозможным для него.

P.P.Scriptum. Продолжают поступать традиционные «доводы» с отрицанием существования коронавируса и пандемии, необходимости профилактических мер: «на улицах не видно лежащих тяжелобольных и погибших, достаточно мыть руки (при том, что основной путь передачи — воздушно-капельный), вся проблема в профилактике того, чего нет; а чем докажете…» и так далее.

Ранее отвечали статьями, публиковали расширенный post scriptum — к опубликованным материалам — с ответами на вопросы, приводили статистику.. Сейчас, когда прошло несколько месяцев от начала пандемии и набирает силу ее продолжение, достаточно иметь желание — и все в сложившейся ситуации станет ясным. Если желания нет — то нет.

И в очередной раз приводить ссылки на статьи в медицинских журналах, на методы расчета летальности (CFR) при эпидемиях, на сравнение летальности при COVID-19 c летальностью при гриппе — не станем. Все есть в статьях, ссылки на которые приведены выше.

И да, тяжелая дыхательная недостаточность, тромбозы и иные осложения бывают не только при COVID-19. Но если сопоставить два параметра — массовость и период времени, то можно представить развитие событий при дальнейшем распространении пандемии.

Все виды дискуссий на эту тему для себя считаем завершенными. Наша задача, еще с февральских статей — предупредить. И помочь врачам и медицинским сестрам, насколько возможно. Отклики врачей и сестер, лечащих сегодня пациентов с коронавирусной болезнью, говорят о том, что это верный путь.

К отрицающим пандемию, гневающимся или считающим ее темой для шуток и веселья, обращен заключительный фрагмент из статьи от 2 апреля, которым и завершим этот P.P.Scriptum.

«Отрицание – категория и логико-философская, и механизм психологической защиты, а защищаются от реальности разными способами. В том числе, используя те или иные лексико-семантические вариации – на эту тему есть отдельная статья.

Оставляем за собой право удалять посты с призывами – прямыми или косвенными – к отказу от исполнения необходимых для остановки пандемии мер. В связи с серьезностью ситуации, считаем подобную недемократичность профилактическим мероприятием..

Primum non nocere, прежде всего – не навреди.»