Пандемия, как зеркало прогресса, ведущего к … Часть I

Горе тем, которые зло называют добром и добро – злом, тьму почитают светом и свет – тьмою, горькое почитают сладким и сладкое – горьким!

Книга пророка Исаии 5:20

Симулякры 

В первой части обсуждения остановились мы на эпиграфе к трактату французского философа, культуролога, социолога Жана Бодрийяра «Симулякры и симуляция» (Simulacres et Simulation). Многие происходящие в мире процессы Бодрийяр называет формированием эпохи гиперреальности, матрицы.
Да-да, это та самая «The Matrix (Матрица)», создание которой предсказывают в своем фильме режиссеры Wachowski.

Вклад гиперреальности и составляющих ее симулякров в процесс деградации становится все более весомым. Отчего? Cейчас и обсудим.

Вспомним эпиграф.

«Симулякр — это вовсе не то, что скрывает собой истину, — это истина, скрывающая, что ее нет. Симулякр есть истина. (с) Экклезиаст»

Жан Бодрийяр, «Симулякры и симуляция» (Simulacres et Simulation), 1981.

Как часто бывает, основы ищем в латыни, находим simulacrum и определение: «изображение без оригинала», имитация; представление о том, чего на самом деле не существует.

Мы не будем обсуждать разницу во взглядах между Jean Baudrillard and Gilles Deleuz: синонимы ли слова симуляция и симулякр, как считает Жан Бодрийяр; или симуляция — это образ с подобием (копия похожа на скопированную вещь), тогда как симулякр — это образ без подобия, как считает Жиль Делёз.

Важнее, что известное со времен Платона явление стало термином социальным, и для Бодрийяра симулякр — это копия чего-то, что само по себе не является оригиналом и, следовательно, это «что-то» является формой полностью деградированной.

Мы с вами обсуждали подобное явление деградации ранее, говоря о роли корона-шоу в распространении пандемии и систематической ошибке наблюдателя.

Вcпомним, что рассказывает по этому поводу Сэр Томас Браун в своем трактате Pseudodoxia Epidemica (1646) с подзаголовком: «Исследование многих общепринятых положений и предполагаемых истин».

Среди основных причин ошибок, сообщает Sir Thomas Browne: «общая немощь человеческой натуры, склонность людей к ошибкам, неправильные представления, заблуждения или ложные выводы, доверчивость, упрямая приверженность мнению авторитетов, самомнение, тщеславие, старания Сатаны».

И действительно, наблюдатели-зрители смотрят на «наблюдателей в телевизоре», ошибающихся по причине «..самомнения, тщеславия.. «, затем делают свои выводы по причине «..доверчивости и.. приверженности мнению авторитетов», — и цена ошибки увеличивается в невероятной прогрессии…

Средства массовой информации в результате прогресса трансформируются в средства массовой коммуникации, появляются социальные сети, внедряются новые технологии и кратно возрастают возможности для создания гиперреальности.

В этой гиперреальности «хорошо приготовленные» симулякры становятся реальнее самой реальности. Придуманная реальность разрушает реальность настоящую, подменяет ее.

И поскольку симулякры всегда активно использовались, используются и будут использоваться в качестве очень эффективного инструмента пропаганды, самое время поговорить о пропаганде более подробно.

Да, кстати, почему Жан Бодрийяр решил приписать вынесенные в эпиграф его трактата слова Книге Проповедника? У Екклесиаста таких слов в книге нет. Но есть другие, которые, возможно, многое объясняют.

И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это — томление духа.

Потому что во многой мудрости много печали;
и кто умножает познания, умножает скорбь.

Книга Екклесиаста, или Проповедника. Глава 1

Пропаганда

Слово propaganda происходит от латинского propago — «распространяю».
В качестве инструмента влияния на общественное мнение используется тысячелетиями. Широкую известность пропаганда получила в 1622 году, с появлением организации римско-католических кардиналов, основанной для выполнения миссионерской работы. Организация так и называлась: Congregatio de Propaganda Fide (Конгрегация пропаганды веры).

Вот как определяет пропаганду энциклопедия Britannica:
Пропаганда — это систематические усилия по манипулированию убеждениями, взглядами или действиями других людей с помощью символов (слов, жестов, баннеров, памятников, музыки, одежды, знаков различия, причесок, рисунков на монетах и ​​почтовых марках и т. д.).

Осознанный упор на манипуляции отличает пропаганду от информирования, обсуждения или свободного обмена мнениями. У пропагандистов есть конкретная цель или набор задач. Для достижения цели и решения задач, они намеренно отбирают факты, аргументы и символы, и решают, как их представить для достижения максимального эффекта.

Для его достижения, они могут утаивать или искажать относящиеся к делу факты или просто лгать, пытаясь отвлечь внимание людей, которых они пытаются убедить — от всего, кроме собственной пропаганды.

Некоторые пропагандисты могут считать себя просветителями и полагать, что они говорят правду, и если искажают определенные аспекты истины, то только для того, чтобы сделать свой рассказ более убедительным. Это часто случается с «истинно верующими» — сторонниками догматической религиозной, социальной или политической пропаганды.

Перечень средств массовой информации, используемых в пропаганде 20-го и 21-го веков, очень велик.

Кроме телевидения, это электронная почта, блоги, социальные сети и приложения на основе Интернета, а также электронные версии изначально печатных средств массовой информации — газет, журналов, книг.

Пропагандисты обычно понимают, что ни рациональные аргументы, ни запоминающиеся лозунги сами по себе не особо влияют на людей.

Должны быть задействованы минимум еще четыре переменные.
Первая — это предрасположенность, сохраненные воспоминания и прошлые ассоциации.
Вторая — набор экономических стимулов (подарки, повышение заработной платы, угрозы потери работы и т. д.).
Третья — набор физических побуждений (любовь, насилие, защита от насилия). Четвертая — совокупность социального давления, которое может либо поощрять, либо мешать думать или делать то, что проповедует пропагандист.

Принимая все это во внимание, опытные пропагандисты стараются определить, что, по их мнению, «объект» пропаганды совершить хочет или может. Вплетая желания и возможности в общий поток пропаганды, можно добиться ощущения реализма и истинности происходящего у ставших объектом людей.

Один из наиболее известных флорентийцев, философ и дипломат Никколо Макиавелли пишет в своем знаменитом «пособии» для начинающих политиков «De Principatibus» (1532), наблюдая за деятельностью герцога Чезаре Борджиа: «Правитель может открыто даровать награды, почести и государственные должности, но он должен поручать своим агентам выполнять все действия, которые делают человека непопулярным, такие как наказания, доносы, увольнения и убийства.»

Организаторы пропаганды обычно используют посредников: это могут быть люди, искренне верящие в то, что распространяют; могут быть нейтрально или даже негативно настроенные отдельные люди или организации, — для которых это просто работа, источник получения средств.

Если пропаганда терпит неудачу или разоблачается, посредники могут быть публично названы виновниками, в то время как настоящие пропагандисты продолжают действовать и разрабатывать новые стратегии.

Пропаганда существенно отличается от агитации, хотя когда-то их объединяли в единый»агитпроп». Агитация (agitatio-приведение в движение) обычно нацелена на побуждение к той или иной определенной деятельности, для чего порой достаточно добросовестного информирования. Может быть добросовестной и реклама — есть и такая. Может и не быть, может и быть.

Пропаганда же всегда хотела формировать образ мышления, контролировать мысли и чувства людей; а также непримиримо противостоять образу мышления другому, конкурентному для субъекта пропаганды.

Проще говоря, нежелательному для ее вдохновителей и организаторов.

Этапный эпикриз

Массовое распространение — с помощью прогрессивных технологий — удобных для восприятия симулякров; циркулирующие в ток-шоу и социальных сетях ложные, не основанные на научных доказательствах утверждения шоуменов и «всех, кому не лень», — начинают восприниматься как истина.

Неудобная, вызывающая тревогу (к теме психологического инфантилизма еще вернемся), сложная для восприятия научно-доказательная информация, высказанная настоящими учеными, врачами, воспринимается как пропаганда. Возникает «эффект бумеранга» — отторжение аудиторией такой информации и следующих из нее выводов и рекомендаций.

Противодействие этим рекомендациям действительно превращается в то самое летальное оружие.

Предупреждал ведь Жан Бодрийяр…

А слова этапный эпикриз в заголовке означают, что в следующий раз мы поговорим о некоторых тенденциях в развитии современной медицины.