Из Пятой тетради 1995

Аравийская пустыня была фактически уже пятой на моём пути. Позади к тому времени остались: Синайская пустыня, Западная Сахара, пустыня Намиб и Сахара Восточная. Шел пятый год странствия, и опыт движения по пустыне имелся уже солидный, но дорога до столицы Омана — Маската, тем не менее, далась тяжело.

После гор на юге Аравийского полуострова тысяча километров через пустыню при средней температуре 40 градусов Цельсия и выше даже для меня оказались испытанием более чем серьёзным. К полудню каждого дня уже не верил, что смогу доехать. Часам к трём сознание явно стремилось покинуть глупое тело, которое зачем-то едет и едет сквозь это пекло.

Оман. В тени

Выручали, кроме упрямого характера, тент над головой, хороший асфальт под колёсами и указатели с расстоянием до следующей заправки. Эти заправки представляли собой оазисы со всем необходимым для отдыха, включая гостиницу-рестхауз. Щиты с информацией стояли за 10 и 5 км до них. Радость при появлении впереди такого указателя трудно передать словами — практически он означал спасение.

5 километров до возвращения к жизни

В один из дней я решил сфотографировать такой чудесный знак, сообщающий, что осталось всего 5 километров до возвращения к жизни. Осуществить это простое желание оказалось не так-то легко. Поскольку моё состояние к этому моменту точнее всего определялось боксёрским словечком «грогги», я два раза ронял велосипед и только с третьей попытки смог сделать нужный кадр. Но сломанный тент вечером, разумеется, пришлось ремонтировать.

Пустыня
До Маската неделя

Сугубо пустынных и особо тяжелых набралось 800 км до городка Адам. Смог преодолеть их за 6 ходовых дней. Две стоянки были полевыми, а четыре раза ночевал в гостиницах при заправках. Заплатил за номер только один раз из четырех — последний, уже в Адаме. В первом оазисе менеджер, узнав, какое путешествие я делаю, сам предоставил мне номер бесплатно.

Пустыня

В номере, кстати, оказалась на стенах неплохая графика и даже оформленная в правильные паспарту. Судя по стилю, не исключаю, что авторы учились у нас. В следующем оазисе клерк-индус вначале отнёсся откровенно пренебрежительно, на грани хамства. Вышел от него и на заправке стал выяснять возможность ночлега с палаткой. Когда объяснил про путешествие сотрудникам, они без меня пошли к менеджеру, и всё волшебным образом изменилось.

Причем поселили абсолютно в тот же по расположению номер, что и в предыдущем рестхаузе. На другой день стоянка была полевая, к утру её полностью занесло песком, и, уезжая ещё до рассвета, я забыл там свой фирменный нож. За следующий день, 15 августа, несмотря на максимально ранний выход в 4.50, шансов доехать до заправки почти не было. К 17 часам одолел 124 километра, и сил ещё на 30 уже не оставалось.

Но тут остановился попутный пикап, и предложили подброску до развилки. Получилось около 26 км, ещё 4 одолел уже сам и уперся в первый после гор полицейский пост. Задержка, к счастью, оказалась недолгой, и вскоре остановился у дверей отеля. Зашел внутрь, узнал цену, а затем попросил разрешения поставить на территории палатку. Клерк ушел выяснять у начальства, а ко мне подошел какой-то, как потом выяснилось, англичанин и спросил, кто я, откуда и что тут делаю.

Я, естественно, показал схему, объяснил идею путешествия, после чего получил порцию восторгов и приглашение поужинать. В ресторане Джерри представил меня своей жене Кристин и сыну. За ужином они много расспрашивали, и я, как мог, рассказал про проект, даже достал своё тяжелое досье. Фотографии и некоторые документы из него произвели сильное впечатление. В какой-то моментДжерри, не говоря мне ни слова, сходил к портье, оплатил номер, вернулся и сообщил: «Номер такой-то, оставайся».

И добавил: «Мы живем за Маскатом, 120 километров, будешь там, позвони по этому телефону, можешь у нас остановиться», поставил на карте точку, а рядом написал шесть цифр, номер телефона. Тепло простились, они уехали, я остался, а после Маската эта история имела замечательное продолжение..

Владислав Кетов, художник и путешественник