Сон разума рождает чудовищ

«Из каких-то заплесневелых подвалов дворцовой канцелярии» появляется целый сонм последователей и пропагандистов, распространяющих эпидемию злобы, ненависти, тщеславия и угодничества, желания оскорбить, уничтожить морально, а то и физически всех, кто думает иначе — от отдельных людей до целых стран. Стандартный набор инструментов для усыпления разума, используемый тоталитарными режимами ведет к регрессу и инфантилизации большой части населения…

Горе тем, которые зло называют добром и добро – злом, тьму почитают светом и свет – тьмою, горькое почитают сладким и сладкое – горьким!

Книга пророка Исаии. Глава 5, Стих 20

‘El sueño de la razón produce monstruos’.
‘Сон разума рождает чудовищ’ — испанская народная мудрость и самый знаменитый офорт Франcиско Гойи /Francisco José de Goya y Lucientes/ из опубликованных в 1799 году под общим названием ‘Капричос’ /‘Los Caprichos’/.

Гойя, Сон Разума
El sueño de la razón produce monstruos

Гойя работал над серией из 80 произведений с 1796 по 1798 год; подготовительные надписи указывают на то, что «Сон разума…» должен был стать титульным листом. В окончательной редакции ‘Капричос’ — это лист номер 43, так и названный «Сон разума рождает чудовищ».

Исследователь творчества Гойи F. D. Klingender /автор «Goya in the Democratic Tradition», 1948/ считал основной мыслью офорта опасность пробуждения сильных чувств, разуму неподконтрольных:

Cильные чувства, руководимые разумом, вдохновляют на хорошие дела. Но покинутые разумом вера, преданность, верность, поиск истины превращаются в злые суеверия, фанатизм, эгоизм, низкую лесть, охоту за ересью и угодничество.

«Сон разума» как инструмент тоталитаризма

..Вежливый, галантный с дамами, внимательный собеседник, не блещущий, впрочем, никакими особенными мыслями… он вынырнул из каких-то заплесневелых подвалов дворцовой канцелярии, мелкий, незаметный чиновник, угодливый, бледненький, даже какой-то синеватый.

Потом тогдашний первый министр был вдруг арестован и казнен, погибли под пытками несколько одуревших от ужаса, ничего не понимающих сановников, и словно на их трупах вырос исполинским бледным грибом этот цепкий, беспощадный гений посредственности…

«Трудно быть богом». Братья Стругацкие, 1964 год.

По мнению афинского философа Платона в идеальном государстве должны быть три основных класса. Управляют государством философы; вспомогательные силы — солдаты, его защищающие; к не столь высокому классу относятся производители — крестьяне, ремесленники и так далее.

Управляющие философы могут распространять ложь «для пользы своего государства, но всем остальным к ней нельзя прибегать».
Ложь «для пользы государства» — в понимании этой пользы правителями — «благородная ложь». Такое идеальное государство призвано «обеспечить справедливость, гармонию и благополучие своих граждан».

Что-то это напоминает…
Тоталитарное государство?

Платон рассуждал об идеальном государстве за столетия до н.э.
«Ложь для пользы» — в понимании правителей и «справедливость и гармония» — в понимании граждан сложно сочетаются, но концепция когнитивного диссонанса разработана только в 1950-х годах XX века американским психологом Леоном Фестингером /Leon Festinger/. Диссонанс был всегда. Концепции не было.

Государство — на любом языке — не более, чем та форма совместной жизни, которую получилось, удалось создать людям, находящимся на определенной территории и в определенное время.

Вот что получилось общими усилиями, действием или бездействием, то и получилось. Что смогли, то смогли. Со временем возможны перемены.

Для чего и кому — на самом деле — нужны политики и партии, правительство и его институты, суды и весь «аппарат управления и принуждения»?

В странах с настоящими выборами их заявленная роль в том, чтобы обеспечивать своими решениями, законами, правилами, действиями справедливость и улучшать условия жизни разных людей — с их разными интересами и возможностями.

Обеспечивать защиту, развивать здравоохранение, создавать возможности для самореализации и помогать тем, кому это необходимо.

Где-то получается лучше, где-то — не так хорошо. Однако существует реальная возможность сменить власть на выборах. Между выборами возможности влиять не так велики, но демонстрации и забастовки помогают показать отношение к происходящему, а порой и добиться результатов.

Существует разделение властей. Развито местное самоуправление. Референдумы и плебесциты по важным вопросам — кое-где проводятся. Социологические опросы — ориентируют, а также помогают политикам сформулировать обещания и некоторые из них сдержать.

Совсем иное дело в странах тоталитарных, где к власти приходят хищники со своей «Темной Тетрадой»нарциссизм,  макиавеллизм, субклинические психопатия и садизм.

Диктаторы уж точно считают себя «управляющими философами», используя ложь для лично им необходимой «пользы» — удержания и укрепления власти, продвижения своей идеологии — если она есть, реализации безумных планов, получения материальной выгоды.

Властвующие хищники выдают за  геополитические задачи и национальные интересы свои прихоти и желание реализовать планы, порожденные собственными психологическими проблемами.

Как правило, эти люди — хищники…

От способных противостоять оппонентов избавляются любыми способами, население запугивают — как врагами внешними и внутренними, так и собственным репрессивным аппаратом.

Для приближенных — во всем зависящим от основанного на насилии государства — создают особые условия и «законы».

Эти приближенные и должны обратить разум подданных в состояние «перманентного сна…»

Эмоции и чувства — на заказ

От любого, пусть самого незаметного члена партии требуется знание дела, трудолюбие и даже ум в узких пределах, но так же необходимо, чтобы он был невопрошающим невежественным фанатиком и в душе его господствовали страх, ненависть, слепое поклонение и оргиастический восторг.

Другими словами, его ментальность должна соответствовать состоянию войны…

«1984». Джордж Оруэлл, 1949 год.

«Из каких-то заплесневелых подвалов дворцовой канцелярии» появляется целый сонм последователей и пропагандистов, распространяющих эпидемию злобы, ненависти, тщеславия и угодничества, желания оскорбить, уничтожить морально, а то и физически всех, кто думает иначе — от отдельных людей до целых стран.

Стандартный набор инструментов для усыпления разума, используемый тоталитарными режимами: пропаганда и индоктринация, ложь и обскурантизм, ресентимент и создание симулякров, когнитивные искажения.

Тоталитарные медиа последовательно и настойчиво «программируют» теряющих свои права граждан, маскируя под абстрактными «мы» и «у нас» желания и намерения правящего режима.

Постоянно обманывая и манипулируя.

Усыпляя критическое отношение к действительности лестью, рассказами об особых, исключительных качествах, свойственных только «нам», развивая тщеславие и самомнение.

Внушая чувство превосходства над «ними» — глупыми, никчемными, угрожающими. Над «продавшимися им внутренними врагами».

Внушая презрение и ненависть. Издеваясь, унижая, используя все — возраст, внешность, одежду, оговорки, физические недостатки «врагов».

Проводя не имеющие ничего общего с реальностью параллели.
Угрожая уничтожением людям, столицам, странам.

Используя грубость, лексику на грани обсценной, мелкоуголовный сленг и понятия, разыгранные истерики.

Намеренно и годами проводя инфантилизацию общества — самостоятельность мышления у детей еще только формируется.

Запугивая и проводя дегуманизацию, расчеловечивание «экзистенциально угрожающих врагов», противостоящих запросу на «величие» и расширение империи. Запросу как уже существующему у кого-то, так и индоктринированному, внушенному, созданному усилиями пропаганды.

Системная работа приводит к запланированному результату. Появляются заказанные тоталитарным режимом эмоции и чувства, а с ними заказанная поддержка.

Появляются несвойственные ранее проявления садизма — удовольствие от ментальной и физической боли, которую испытывают назначенные врагами люди. Радость от вида разрушенных городов и страдающих людей.

Когда это уже сделано — необходимо только поддерживать созданную убежденность. Иначе — когнитивный диссонанс.

Все это ведет к регрессу и инфантилизации большой части населения, а то и к его деградации.

На кого-то это не действует — они находятся в явной или скрытой оппозиции, нередко с риском для себя лично.
Кто-то притворяется — «плетью обуха не перешибешь». Пока можно получать ту или иную выгоду, — а там видно будет.
Кто-то верит во все, что внушают те, чье будущее зависит от устойчивости созданного с их участием режима.

Если режим устойчив, то тех, кто верит — очень много…

Но все это — с поправкой на современные технологии — «было уже в веках, бывших прежде нас» /Книга Экклесиаста/. 

Канцлером Гитлер стал из-за ошибки бывшего тогда канцлером Веймарской республики фон Папена. Считалось, что Гитлер недолго будет занимать этот пост — на выборах в июле 1932 года национал-социалисты получили всего 37 процентов голосов. На повторных выборах в ноябре партия Гитлера получила еще меньше, уже 32 процента.

Идеология национал-социализма не была определяющей, о возможности быстрого перехода от республики к тоталитарному государству не задумывались.

Но переход такой состоялся, положив начало тоталитарной пропаганде, ничем и никем в возможностях — того времени — не ограниченной.

Что было дальше — известно.
И чем закончилось — тоже известно.

Разве не знаешь ты, что от века, с того времени, как поставлен человек на земле, веселие беззаконных кратковременно, и радость лицемера мгновенна?

Хотя бы возросло до небес величие его, и голова его касалась облаков…, на веки пропадает он; видевшие его скажут: «Где он?» Как сон улетит, и не найдут его; и как ночное видение, исчезет.

Все мрачное сокрыто внутри его; будет пожирать его огонь, никем не раздуваемый; зло постигнет и оставшееся в шатре его. 

Небо откроет беззаконие его, и земля восстанет против него…

Книга Иова 20, 4-9, 26-27.

Поделиться Статьёй