Повесть Симонова „Дни и ночи“ замечательна тем, что написана во время войны, в 1943-1944 годах. В ней описаны несколько месяцев Cталинградской битвы. Мы, конечно, читали про нее в учебниках. Но Константин Симонов был ее очевидцем. В качестве военного корреспондента он участвовал в боях под Могилевом, плавал на подводной лодке, выходил из окружения и видел беспощадные бои за Сталинград.

То, что происходило в Сталинграде — это какие-то беспрецедентные, запредельные вещи. Это была точка невозврата, ситуация такого переломного момента, когда каждый воевавший там сделал все возможное и невозможное, чтобы „он“, так герои романа называли немцев, остановился и разбился об эту булатную силу.

Дни и ночи

„Дни и ночи“ можно понимать вполне буквально: батальон капитана Сабурова после переправы через Волгу принял бой, который продолжался четверо суток. Положение наших солдат было очень тяжелым, но ожесточение таким сильным, что бои в городе шли не только за каждый район или улицу, но даже за каждый дом. И такой дом, в повести „дом Конюкова“, фигурировал во всех донесениях, вплоть до штаба армии.

Причем дом, это могло быть лишь название, а от дома остаться лишь фундамент с подвалом. Это нечеловеческое сопротивление вызывает такие сильные чувства, что их смесь мне даже трудно передать. До озноба и кома в горле. И такое же волнение вызывает у меня тот момент в повести, которого ждут все ее герои, ждут, может, не до конца осознанно, потому что все силы у них уходят на защиту.

Чтобы остановить. Чтобы не отдать этот последний дом. Чтобы не прорвались к Волге. Чтобы не разделили. И в то время, когда начинается наступление наших войск, генерал Проценко велит своим командирам, чтобы они вышли на улицу и слушали. Слушали грозный далекий гул нашей артподготовки.

Я думаю, что именно потому, что эта повесть была написана во время войны, у нее открытый конец. Среди бомбежек, смерти, пожара встречаются командир батальона Сабуров и медсестра Аня. После контузии Сабуров попадает в госпиталь, а потом до выздоровления Аня забирает его к себе домой. Военные действия продолжаются, Волга готовится встать, и в один из таких дней, перевязывая раненого, Аня попадает под неожиданную немецкую атаку, в которой получает тяжелое ранение.

И вот уже другие медбратья переносят ее через неспокойный лед, под обстрелом, обходя полыньи, лишь изредка останавливаясь, чтобы передохнуть. В конце повести, когда мы слышим этот удивительный гул наших орудий, эту нескончаемую канонаду, мы ждем вместе с Аней военного хирурга, вмешательство которого только и может ее спасти. Чем закончится операция, неизвестно, но мы все знаем, какие чудеса совершали в госпиталях наши медики во время войны.

И я почему-то уверена, что Аня выживет, если этот шанс был ей предоставлен. Да и как иначе, ведь переломный момент в этой войне уже произошел, и „два фронта двигались, приближаясь друг к другу, готовые сомкнуться в донских степях к западу от Сталинграда“.